На главную Наша Планета
Флаг ЕгиптаСумаcшедшие египетские таксисты

Сумаcшедшие египетские таксисты

Такси Египта

Иногда мне кажется, что они сумасшедшие. Я имею в виду египетских таксистов. Абсолютно безбашенные парни, цель жизни которых - свести в могилу побольше туристов. Прокатить беззащитного иностранца с ветерком по переполненным транспортом дорогам, напугать до смерти, довести до инфаркта, а потом, получив свои десять фунтов, умчаться в неизвестность в поисках следующей жертвы... Если вы думаете, что я шучу, то ошибаетесь. Я - жалуюсь.

Таксисты - самая большая неприятность курортного Египта. Или так: акулы и таксисты. Но с акулами можно как-то бороться, например не заходить в море, ограничившись бассейном. Ну и что что хлорка. Зато ни одного хищника (не считая бармена, который на «все включине» нагло не доливает в стаканы). С таксистами бороться невозможно. Они непобедимы.

Вот история одной поездки на такси по полупустой Хургаде, которая случилась с нами в прошлом году. Дело было в марте 2010 года. Скромная «трешка» в центре нового города («Регина», если кому необходима более точная информация). Четверо русских туристов, то есть мы. И странное желание переместиться из одного пункта в другой на такси. За десять фунтов. На всех.

Мы были абсолютно трезвы. Нас не преследовали приступы временного умопомрачения или больные фантазии. И при этом мы по собственной воле решили прокатиться на египетском такси. Безумцы! Безответственные авантюристы!


Египетский таксист

Таксиста мы отловили сравнительно быстро. Точнее, это он отловил нас, распознав желание прокатиться по выражению лиц. Мы сами еще точно не знали, хотим мы этого или нет. А он уже знал наверняка. И бросил свой агрегат марки «Шевроле» по диагонали дороги, вклинившись в оживленное уличное движение, распугивая автомобили оглушительными сигналами клаксона.

Мы слегка испугались. Водила выскочил из машины и бросился на нас, неразборчиво выкрикивая какие-то слова. Один из нас, самый мужественный, в прошлом моряк-китобой, смертельно побледнел и едва не бросился бежать. Но от египетского таксиста не убежишь...

Мы озвучили предполагаемый маршрут. Лицо таксиста озарила счастливая улыбка. Он тут же сообщил, что дорога дальняя и нам придется выложить сто фунтов. Мы предложили пять. И началась жаркая дискуссия.

Цену удалось сбить ровно в десять раз - сошлись на десяти фунтах. Водила при этом чуть не зарыдал, изображая дикое сожаление. По-английски он не говорил. По-русски - тем более. Мы же со своей стороны не знали ни слова по-арабски. И тем не менее, прекрасно друг друга понимали.

Затем мы сели в машину. Большим плюсом был кондиционер. Но обнаружился и минус - кондиционер не работал. Зато отлично работала магнитола. Врубив на полную громкость музыку и радостно сообщив, что это последний хит местной звезды Амр Диаба, таксист дал по газам. Машина прыгнула в поток транспорта, раздвигая бортами другие автомобили, как спортивная лодка в переполненной судами реке.

Резкое ускорение и визг тормозов. Мы побелели и вцепились в спинки передних сидений. Сидевший рядом с водителем бывший моряк больно ударился головой о переднюю панель. «Витя, ты живой», - поинтересовались мы. Водила дьявольски захохотал и - снова дал по газам.

Потом был поворот налево, еще один поворот. На бешенной скорости мы выскочили на тротуар, распугивая прогуливающихся туристов. «Швероле» ходко шел в транспортном потоке этаким кандибобером - то юзом, то вставая на дыбы. Во всяком случае, мы были уверены, что машина не касается дороги передними колесами, ибо мы не заметили, чтобы ею кто-то управлял.

Впереди показался полицейский на мотоцикле. Мы повеселели. Водила дал сигнал, приветствуя полицейского. Тот ответил ему продолжительной улыбкой и таким же зверским, раздирающим слух сигналом. Таксист добавил газу. Стрелка спидометра уперлась в ограничитель. По-моему, прибор показывал триста километров в час. Или даже триста пятьдесят.

Мы вырвались на загородное шоссе и... угодили в пробку. Впереди была какая-то авария. Водила принялся что-то объяснять нам на арабском. И мы поняли его - это разбился кто-то из таксистов. И вся дорога была усыпана трупами туристов (позже выяснилось, что у какого-то грузовика лопнуло колесо, и машину не успели оттащить на обочину).

На дорогах Египта

Что сделал бы обычный таксист, угодив в такую ситуацию? Спокойно стоял бы в пробке, дожидаясь, когда эта байда рассосется. Что сделал египетский водила? Он вырулил на полосу встречного движения, со скрежетом перемахнув через разделительный бордюр.

И вот тут началось самое страшное. Этот Шумахер выжал из несчастного «шевроле» все, на что машина была способна. Какие триста километров в час? Все пятьсот! По встречке! Лавируя между оглушительно сигналящими автобусами и такими же такси... Вы думаете, встречные водители выражали возмущение? Они приветствовали этого убийцу! Они сигналами передавали ему горячие приветы, махали руками и улыбались!

Моряк закрыл руками лицо. Я стал припоминать слова какой-нибудь молитвы, но ничего, кроме «и пусть меня постигнет суровая кара советского народа», в голову не приходило. Наши женщины обнялись и зарыдали. Их молодежные стрижки приобрели необычный вид - волосы стояли дыбом, волосок к волоску.

Ловко вывернув перед носом здоровенного двухэтажного междугороднего автобуса, наш водила снова перескочил на свою, уже свободную полосу и... прибавил газу. Мы полагали, что прибавлять было уже некуда, но ошиблись. Машина рванулась вперед.

И тут замаячил отель, в который мы добирались. Кажется, это был «Титаник». О, Господи...

Таксист лихо, с разворотом, затормозил. Мы завалились набок. В салоне пахло горелой резиной. Машину окутало облако пыли. Мы моментально вывалились наружу.

«Все окей?» - жестами поинтересовался водила. Мы отдали ему деньги. Сверкнув улыбкой, таксист рванул машину с места, обдав нас тугими струями дорожной пыли.

Это оказался не тот отель, который нам был нужен. Пришлось тащиться обратно. На этот раз на маршрутке, водитель которой был молочным братом того таксиста. До места он доставил нас в прединфарктном состоянии и всего за пять фунтов...

Оставшиеся от отпуска десять дней мы ходили по Хургаде пешком.

Если вы думаете, что я в своем рассказе что-то приукрасил, то признаюсь честно, да, приукрасил. На спидометре было не триста километров в час, а всего лишь двести девяносто девять. Остальное - святая правда.