На главную Наша Планета
Флаг ИндииГоа: сезон - несезон ч.1

Психоделическая Индия - практический путеводитель

Материал с сайта "ИНДИЯ & НЕПАЛ & ТИБЕТ"

Кандолим Бич

Массовый туризм в Индии носит отчетливый сезонный характер. Это связано с резкими изменениями климата в течении года. Те места, где в зимние месяцы бурлила жизнь, звучала музыка и радовалась жизни беззаботное интернациональное братство гедонистов, в летние и осенние месяцы муссона превращается в душный и мокрый унылый пустырь с замусоренными пляжами и заколоченными прибрежными ресторанчиками. В Гималаях все наоборот - зимой здесь заснеженное царство тишины и покоя, когда местные жители сидят по домам у печек, занимаясь рукоделием и бесконечной дегустацией осеннего урожая каннабиса, летом же в горы устремятся тысячи веселых прожигателей жизни и искателей Нирваны.

Но Индия прекрасна в любое время года и есть свои прелести в дождливых пустынных пляжах и в горных гестхаусах, занесенных снегом по самые окна. Поездка в Индию не в сезон - для тонких ценителей прекрасного запустения. Легкая ностальгия одиночества, грустные поездки на мотороллере, безлюдие, сочные тропические фрукты, дождь, цветы и дешевизна - вот что вас ждет в Гоа с июня по ноябрь. Об этом прекрасном времени читайте замечательный рассказик Сергея, Часть №1. Часть №2 рассказа посвящена тому, что увидел наш автор, приехав в Гоа зимой, в разгар туристической лихорадки.


Часть вторая здесь

часть первая НЕСЕЗОН

Я сижу на вокзале в Пуне, в индийском городе, в двухстах километрах от Мамбайя (более известное название этого города Бомбей). Через тридцать минут подойдет мой поезд «Goa-Express». На платформе расположилась женщина, вот она достает газету и устаревает на полу импровизируемый стол. Высыпает на нее вареный рис и красные специи и приступает к ланчу. Ей не нужна ложка, в Индии едят руками. С довольным видом она доедает остатки риса, убирает газету и исчезает. На перроне толпятся люди, мелькают многочисленные нищие. За три месяца жизни в Индии я привык ко многому, что происходит в этой стране. Теперь я еду в другую, под названием Гоя. Вот и наступил первый день, который показал мне Гоа. Это чудесное место, место метаморфоз и превращений.

Васко и Панаджи я пролетел с налета, был в Мапсе и чуть не остался в Вагаторе, и остановился в Анджуне. Чем дальше на север, тем меньше людей. Стоял октябрь, в Индии кончились муссоны, но до сезона и вечеринок на этом побережья индийского океана еще далеко. Лишь в Вагаторе наблюдается некоторое скопление европейцев, постоянно живущих здесь, и несколько ранних туристов. В Вагаторе я встретил француза, похожего на капитана Флинта, смешной такой, живет здесь и кайфует. Я теперь тоже страшно прусь от этого великого океана, стройных пальм и от простоты местной жизни. Вечером гулял. Где гулял? - По «русской» деревне, встретил «русских» деревенских пацанов. Живут в Гоа, а думают, что в России. В первый же день я заблудился и ходил в течение двух часов мимо многочисленных пустынных ресторанов в Анджуне. Один мотоциклист (туристы здесь все мотоциклисты) пытался меня подвезти, но я не знал, куда и остался опять один посреди ночного Гоя.

Знаменитый Shore Bar в Анджуне (Северный Гоа)

Иностранцы здесь, как полезное ископаемое, обращаются с ними аккуратно, всеми способами не спеша, добывая деньги. Местные жители мне любезно показывали, где я живу только в другом направлении в надежде, что через пол часа мне надоест ходить, и они подвезут меня на байке за 30 рупий. Утром первым делом на пляж, такой заманчивый и потрясающе красивый. Меня встретили торговцы экзотической одежды и навороченных аксессуаров.

- Посмотри, не покупай, только посмотри это бесплатно, – кричали они на каждом повороте дороги.

- Нет, не сейчас.

- Позже, обещаешь? - навязчиво атаковали они.

- Да, - опрометчиво отвечал я, не догадываясь что, попал в их сети. Теперь до конца сезона я был обречен на преследования новых «друзей».

Тут же встретил продавца марихуаны, который предлагал специальную утреннюю цену. И здесь тоже маркетинг.

Вместо байка я арендовал велосипед и начал свое медленное путешествие на респектабельный по сравнению с Анджуной пляж Бага. Здесь оказалось многолюдно, но скучно. Я не отказал себе в удовольствии съесть ананас и уехал обратно. Вдоль дороги все те же пальмы и продавцы ярких товаров. Вечером я напился с австралийской парой и одним англичанином. С австралийцами я почувствовал, что нахожусь дома. Та же русская широта души и громкие выкрики, от которых я так отвык, и которых так мне не хватало. Англичанин шутил, называя Австралию колонией. Австралийцы с пива перешли на водку. Мы сидели в «Старко» на перекрестке дорог между Вагатором и Багой. «Старко» был почти пустым. Многочисленные мотоциклисты снижали скорость, чтобы заглянуть в ресторан. Нет ли там party? Все в Гоа в конце октября ищут party. Не встретив ничего подобного, они уносились, чтобы всю ночь, летать по узким дорожкам среди прибрежной экзотики.

Посидев еще не много, мы тоже решили попытать счастья и отправились в Вагатор. Там, в китайском ресторанчике встретили многочисленное для этого сезона общество. Все было тихо до нашего прихода. Люди употребляли макароны и радовались тому, что вокруг также сидят люди употребляют макароны и радуются их присутствию. Нельзя сказать, что мы, вновь прибывшие, были слишком пьяными, но китайский ресторанчик посетило это великое чувство всеобщего party. Люди заказывали пиво и радовались многонациональным посетителям более активно. Впрочем, мы съели свои макароны и отправились искать развлечение для ног и ушей.

Мы вернулись в Анджуну в Night Laguna. Вдоль дороги горели факелы, освещая путь к этому загадочному месту. Средневековая экзотика подогревала мой интерес. Однако он быстро исчез, когда в ресторане вместо party мы встретили только двадцать пьяных официантов-индусов без клиентов и плохой звук. Официанты в надежде продать еще пару коктейлей обещали party через пол часа. Но ничем подобным и не пахло. Party здесь волшебное слово, из-за отсутствия всякого движения мы поддались явному обману и заказали водки.

Кто-то слышал о party в Калангуте. Мы запрыгнули на мотоциклы и помчались за двадцати километров. Австралийцы потерялись через три минуты езды по темным индийским деревням с обилием высоких деревьев. В районе Баги наш мотоцикл перевернулся, мы не пострадали и двинулись дальше.

Калангут встретил нас тишиной. Это место напоминало небольшой город. Португальские церкви, уже закрытые рестораны. Было два часа ночи и нам предстоял обратный путь в Анджуну.

Скорость, ветер и пальмы, но на пол пути у нас кончился бензин, и мы целый час чувствовали себя священными животными, толкая перед собой немаленькую Хонду. К трем ночи я, наконец, добрался до своих пальм.

Утром меня разбудил стук в дверь. Приехали двое моих друзей из Пуны. Японец Тоши и индиец Абри прыгали от счастья, увидев красоту Гоя. Пока я одевался, они уже арендовали мотоциклы и умчались в другую деревню. Нет, это не я так медленно одевался, а они совсем потеряли голову.

Скоро мы уже сидели в кафе на берегу океана, слушали Боба Марли и жевали оригинальные блинчики с бананами в обществе симпатичной еврейской девушки. Взобравшись на мотоциклы мы осмотрели прилежащие пляжи. Бага оказалась наполнена степенными туристами. Анджуна была пустынна, не считая торговцев местным творчеством и владельцев десятка прибрежных ресторанов. Малый Вагатор был настоящей дымящей республикой. Дым немного гасили прогулки местные полицейские. Это место оказалось настоящим райском уголком, где уже пять лет жили фрики из Европы.

В одном ресторане за обедом мы познакомились с Испанцем, торговцем драгоценностями. Он рассказал нам о своем рискованном бизнесе и показал свои недавние приобретения. Для него бизнес это жизнь, он живет так уже семь лет. Индия, камни, Европа, он любит все это.

Как всегда в Анджуне по средам был блошиный рынок. Множество молодых туристов и торговцев со всей Индии и Непала собрались здесь, чтобы посмотреть экзотические сувениры. Среди многовековых изобретений восточного ремесла я встретил и интерпретацию русской матрешки, но почему-то она слишком напоминала жабу, вся зеленая и плоская.

Купив несколько сувениров, я присел и начал торговаться о покупке шкатулки. Мне предложили сесть и попить чая. Правила местной торговли заключаются в том, что первоначальную цену не стоит воспринимать всерьез. Цену обычно делят на три, еще лучше на пять, а потом уже начинается разговор. Обнаглевший индус, поняв, что я не собираюсь покупать товар, закричал:

- Ты истратил мое время, теперь давай покупай!

На что Тоши хитро заметил:

- Ты тоже истратил наше время, давай-ка, плати нам.

Мы еще немного поиграли в ссору, и пошли смотреть на девочку, которая вытворяла чудеса на одноколесном велосипеде по канату с огненной чашей на голове. Рядом сидел человек в чалме и играл на дудке для грациозной кобры.

Люди обсуждали предстоящее party после блошиного рынка. Мы встретили грека, который должен будет играть на вечеринке. Он искал спонсора, чтобы заплатить полиции за запрещенную ночь. Вечеринка состоялась.

Началось все очень рано, в восемь вечера. Перед въездом на пляж, где проходила вечеринка, стояла сотня мотоциклов. В баре гремела музыка. Танцпол был полон телами людей, качавшимися под волнами гудящего транса.

Вокруг бара местные жители организовали активную торговлю индийской едой и чаем. Гоа-люди садились на соломенные коврики и общались друг с другом под звуки транса и океана. Керосиновые лампы освещали сотни людей сидящих на земле и пьющих чай. Здесь были Гоа-люди со всего мира. Все радовались, что нашли такое необычное место и знакомились друг с другом.

Любящие танцевать, передавали свою энергию песку под ногами, морскому воздуху и окружающим добрым людям.

Следующий день принес одно неожиданное событие. Впрочем, все начиналось хорошо. Встав утром, мы решили позавтракать. Я, любитель молока, купил себе литр этого напитка. Мои друзья решили последовать моему примеру и тоже взяли по литру этой белой пятипроцентной жидкости. Японцу этот литр дался особенно тяжело.

Мы сели на свои мотоциклы и решили осмотреть Южный Гоа со многочисленными португальскими церквями. Подъезжая к бензоколонке не далеко от нашей деревни, где мы остановились, с нами произошел такой случай.

Абри вел Yamaha, я сидел сзади, Тоши догонял нас на скуторе. Неожиданно на дорогу выскочил буйвол. Для нас это было большим сюрпризом увидеть в одном метре от нас огромное животное. Через долю секунды мы уже лежали на дороге, испуганный великан скрылся в кустах, особенно не пострадав от нашего наезда. Так начался первый день индийского пазника Дивали.

Дальше мы перебинтованные сидели в кафе на побережье, нам уже некуда было спешить. В силу обстоятельств нам оставалось полностью умиротвориться, слушая прибой океанской волны и попивая банана-ласси. Многочисленные отдыхающие смотрели на нас как на символ непредсказуемости этого райского уголка.

Вечер начался с очередных поисков вечеринки. На этот раз действие перекинулось в Анджуну. Мы нашли party-бар и сели пить пиво с тремя французами. Один из них отчаянно искал австралийцев, он должен был скоро уехать в Австралию учиться. Второй был корсиканец и заметил, что когда я смеюсь, у меня выступает вена на лбу, как у него. Надо же мы же родственники, вспомнил я индийский фильм про родственников с родинками.

Все вокруг курили чилом. Попав сюда люди только и делают, что курят чилом и ничего не делают. В уютном баре на побережье сидело человек тридцать. Среди трех пальм танцевали вспотевшие чилийцы. Неторопливые разговоры о первых днях в Гоа переходили о приключениях в Индии, Тайланде, Африке. Никто не выходил на прибрежный танцпол. Грохотал Транс и парень из Глазго съел Е. Но никто на танцпол не выходил. Двенадцать молодых евреев и евреек, сильно напоминающих американцев, сидело за соседним столом. Один из них обещал поставить еврейский транс, что же звучит неплохо, и мы уже слушаем его. Присутствующие в баре стали расползаться по углам. Отделилась гитарная тусовка. Звуки электронной музыки не мешали двум шведом играть на гитаре (интересно, что они делают в Гоа). Инициативу подхватил американец, а потом совершенно пьяный индиец (вы видели когда-нибудь пьяных индусов? Это очень забавно). К ним подсели несколько человек, которые видимо устали от звуков жужжащего транса и одиноко танцующего шотландца.

На крыльце удобно расположились тусовщики разного возраста. Все были тотально расслаблены и растворились в ночном воздухе волшебного края. Посидя немного с каждой компанией и немного поддержав неистового шотландца я вернулся на место, от куда начался этот вечер.

Там сидели еврейская пара, англичанин и ирландец. Единственная девушка пристально смотрела вдаль. Ирландец спросил ее:

- О чем думаешь?

- О жизни, - ответила она.

- Не надо, а то люди смотрят, - возразил ирландец.

Дальше всю ночь продолжался какой-то разговор. Мы были на берегу бесконечного океана. Может, всего этого и не было.

Среди пальм под приглушенную музыку танцевал со своей девушкой наш шотландец.

Мои друзья покинули Гоа на следующий день, и я опять живу один. Один хожу по всем этим многочисленным пустынным барам.

Как всегда вечером я сидел, поглощая банановый коктейль и провожая уходящее солнце. К ужину начали подтягиваться люди. Рядом австралийка рассказывала двум финнам о своем посещении Санкт-Петербурга. В ее рассказе не было ни одного лестного слова об этом городе. Она отмечала только не убранные улицы и непонимающих ни слова по-английски русских.

Я допил свой ласси, солнце уже окончательно упало в океан, я пододвинулся к единственным посетителям прибрежного бара. Мы познакомились. Австралийка узнала, что я русский, и я услышал рассказ о замечательном городе Санкт-Петербурге. Как быстро меняются вкусы. ОК, не имеет значения. Надо же было что-то говорить ей до этого.

Мы пили коктейль за коктейлем. Скоро подошел на ужин вчерашний англичанин, и мы перешли на пиво. Финны рассказали об их ежегодном полугодовом выезде в Азию на время «темного» сезона в Скандинавии. Как оказалось, многие европейцы делают это, откладывая летом деньги на поездку.

Никто из нас не знал, где будет party на этот раз, и мы воспользовались ненадежным способом, посмотрев объявления на деревьях. Все они говорили о Night Laguna. Мы решили поехать туда, но, к нашему сожалению никого, кроме шотландской пары не встретили.

Последние дни октября я провел на пляже. Из-за последствий аварии я уже не мог окунуться в соленую воду Индийского океана. Я лежал в тени прибрежных пальм и в который раз наслаждался красотой прибоя и отсутствия всяких дел.

Каждый день я встречал здесь две австралийские пары, людей в ковбойских шляпах с приветливыми лицами. Оказалось, они путешествуют по Индии уже три месяца и им еще предстоит четыре. Человек в самой большой шляпе Ник работает парикмахером и с удовольствием проводит пол года в Азии. После несколько часов общения я много узнал о жизни и истории по ту сторону экватора. Время от времени к нам подходили торговцы фруктами, и мы наслаждались сочной мякотью ананасов и вкусом кокосов, которые нам не приходилось даже чистить.

Через два дня я уехал с красных берегов Гоа. За десять дней я так привык ко всем прелестям дикой роскоши, что забыл о существовании городской суеты и надуманных удобств.

Часть вторая здесь

Материал с сайта http://achababa.ru/